О Архиепископии, старообрядцах и новом положении о Единоверии

 

Историческое воссоединение Парижской Архиепископии с Русской Православной Церкви вместе с радостной эйфорией породило и ряд замечаний, прогнозов и заявлений. Неожиданно они коснулись и старообрядцев. С одной стороны, священник Олег Трофимов призвал староверов подобно РПЦЗ и вышереченному Русскому экзархату вернуться в лоно Матери-Церкви. С другой, председатель Всемирного союза староверов Леонид Севастьянов "выразил надежду", что для единоверцев в Московсковской Патриархии будут созданы те же условия, что и для вновь присоединившихся "парижан".

Эти новости подтолкнули меня оперативно, но с некоторым рассуждением и знания дела ответить на оба завления, уже наделавших шуму. Имею на это право как представитель православного старообрядчества (Единоверия). Я не на словах, а на практике сталкиваюсь с тем, о чем в рассуждают Трофимов и Севастьянов. И, наверное, только единоверцы, стойко находящиеся меж двух огней, понимают, что нужно им самим в части внутрицерковных прав и насколько реальны разговоры о воссоединении старообрядцев в лоне Московской Патриархии.

Во-первых, до сих пор не установлен статус Единоверия на соверменном историческом этапе. Отчасти, мой проект "Сокрытая Русь", посвященный жизни современных единоверческих общин, ставил одной из целей от самих практиков "древлего благочестия" услышать, кем они себя ощущают и что думают о собственном устроении в XXI веке. Наверное, это самое первое, на что стоит опираться в разработке каких бы то ни было решений и положений. Проект не завершен. Тем не менее, единоверцы - это ни разу не Русский экзархат. Мы никогда как единое целое не жили за пределами Церкви. Как отдельные общины или люди - возможно. Но с самого момента появления Единоверие было внутри Русской Церкви как учреждение. Сегодня необходимо выработать положение о православных старообядцах (единоверцах) и старообрядных приходах (как нас также именуют). Положение сможет закрепить наш статус, дать нам внятную юридическую основу, определить вопрос о епископах. На епископе, на самом деле, свет клином не сошелся. Он нужен, и он появится при динамике появления наших общин (которых становится все больше). Неплохой вариант для приходов - получить статус ставропигиальных. На каком-то этапе это замечательное решение. По-хорошему, созданную ставропигию нужно выводить в особую группу, где четко будет соблюдаться правило митрополита Платона о том, что в единоверческих приходах неукоснительно соблюдается богослужение по книгам, изданным при первых пяти русских патриархах и древнерусский уклад приходской жизни. Но надо сказать честно, в нашу внутреннюю жизнь никто не лезет. Духовная свобода - это то, что мы сумели сохранить.

Поэтому сравнение с Архиепископией даже гипотетически - некорретно. А говорить о том, что нужно единоверцам, должны единоверцы. Они как никто знают, где их основные "болячки" и что по-настоящему требует решения сейчас.

Что касается письма отца Олега, то оно достойно внимания, как исполненное евангельского порыва и добрых стремлений. Тем не менее, батюшка до конца не понимает специфики отношений со старообрядцами, их мировоззрения, а также упускает факт того, что на диалог с ними реально способны только единоверцы. У нас общее смысловое и культурное пространство, несмотря на жесткие различия, мы лучше понимаем друг друга. Приятны мысли отца Олега о решениях проблемы, с примерами "автономных этнических епархий" внутри Американской Православной Церкви. Но диалог со старообрядцами о соединении будет более конструктивен лишь после "приведения в порядок" положения о Единоверии. Когда Московская Патриархия сможет создать привлекательный образ собственного православного старообрядчества, которое больше не будет рассматриваться как "ловушка Синода", будет иметь адекватную автономию и полную гарантию соблюдения привычного уклада в части взаимоотношений пастыря и паствы, церковной собственности, управления общиной и т.д. Эта работа будет требовать и серьезной информационной подготовки, ведь раскол прошел не просто по церковной организации, но по душам и умам людей. Московской Патриархии потребуется время, чтобы объяснить верующим, немалая часть из которых не воспринимает старообрядчество как "исконную ветвь русского Православия", что же такое Единоверие.

Но, в любом случае, оба заявления, на которые я дал свой краткий комментарий, ценны и полезны, так как породили новый виток дискуссии, перешедший от Архиепископии к возможности воссоединения со старообрядцами и создании нового положения о Единоверии. Будем молиться и следить за развитием событий.

Владимир Басенков

Опубликовано 8 октября 2019
Яндекс.Метрика