Владимир Басенков. Проект "Сокрытая Русь": анализ современной жизни Единоверия

В январе 2018 года Симбирским епархиальным Центром древнерусской богослужебной традиции был запущен проект по изучению жизни современных единоверцев под названием «Сокрытая Русь». Трудно представить в жизни русского народа что-то более аутентичное, чем его христианство с национальным колоритом. Именно эта Русь, в наши дни спрятанная и скрытая под затянувшим Россию налетом западничества, советизма и космополитизма, должна была в некоторой степени быть приоткрыта для широкого круга читателей. Кроме того, автор сам захотел увидеть, что же представляет из себя Единоверие сегодня. К этому меня подтолкнуло несколько причин.

Избрав для себя старообрядческую традицию по наитию души, я искренне включился в жизнь своей общины и общие делания всех единоверцев. Перед моим взором представали проблемы и вызовы времени, которые требовали решения. Я изучал историю и видел те вехи, через которые прошли мои духовные предки от раскола до наших дней. Видел трагедию разделения Русской Церкви и гонения «за старую веру». Видел поиски выхода и компромисса из сложившейся и до того времени невиданной ситуации полной потери священства и связи с матерью-Церковью. Видел этап становления Единоверия, его борьбы за выживание, эволюцию, расцвет, приближавшуюся победу и падение в огонь гонений, на этот раз богоборческих. Видел и скромный на первый взгляд ренессанс конца 80-х – начала 90-х. Стал свидетелем осмысления явления уже в наши дни, когда та общность, которую называют «единой с Русской Церковью в вере, но различной в обряде», уже сложно рассматривать в том же контексте, что и 200 лет назад.

Итак, кто же такие единоверцы или православные старообрядцы сегодня? Сколько их? Чем живут эти люди, приходы, общины? Какова их мотивация в стремительно меняющемся мире хранить древнее предание, что у многих братьев-христиан вызывает недоумение, улыбку, раздражение, а иногда и вражду? С такими вопросами я отправлялся в экспедиции, еще не зная, что однозначных ответов не получу, но определенные личные выводы по окончании этих поездок обязательно сделаю. Я видел огромное количество достойнейших людей среди немногочисленных общин в разных уголках нашей родины и познакомился с близкими по духу людьми на другом конце света благодаря современным средствам связи.

Начнем с понятий. На сегодняшний день существует 3 наиболее распространенных наименования, коими обозначают приверженцев древнерусской богослужебной традиции.

  1. Единоверцы (1800 г.);
  2. Православные старообрядцы (1912 г.);
  3. Старообрядные приходы (XXI век).

Несмотря на споры о том, какое наименование считать правильным, а какое нет, придерживаюсь позиции, что все они имеют право на жизнь, что уже есть состоявшийся факт. «Единоверцы», как бы ни относились к этому термину, есть дань истории. И хотя мы самые что ни на есть старообрядцы, нас, для уточнения нашего упования, называют именно единоверцами, равно также, как называют поморцев поморцами, а белокриницких белокриницкими, уточняя, к какому согласию они относятся и чем отличаются от других представителей огромного мира, именуемого старообрядчеством.

Термин «православные старообрядцы» очень хорошо, и, наверное, лучше всего выражает нашу принадлежность: мы – христиане-старообрядцы, но православные, чада Вселенской Церкви, прибывающие с ней в единстве. Что касается термина «старообрядные приходы», его неудачность заключается в отказе единоверцам в самой семантике слова на самобытность и принадлежность к субрелигиозной группе, но с другой стороны, такое положение можно справедливо рассматривать и как дань времени, когда Единоверие более не является уделом только потомственных старообрядцев или коренных единоверцев, а также на данном историческом этапе не завершено формирование новой, закрепленной юридически и фактически общности, хотя и с этим можно поспорить. Кроме того, по итогам экспедиций стало ясно, что как раз-таки «старообрядные приходы» - понятие даже шире, чем единоверческие, хотя не всегда это заметно.

За время поездок автор посетил 28 приходов (включая собственный). На момент поездки было идентифицировано 37 приходов в мире, включая 1 двуобрядный. На сегодняшний день можно говорить об изменении картины, исчезновении одних приходов и появлении других. Так, исчезло 2 прихода в Латвии, приходы в Ростове-на-Дону, Вырице. При этом появились приходы во Пскове, Кольцово (Самарская область), 4 прихода в Бурятии.

Признаки прихода:

1. Наличие религиозной группы более двух человек, совершающей богослужения с определенной периодичностью по «старым книгам»;

2. Принадлежность к Русской Православной Церкви;

3. Действие с благословения епархиального начальства, в собственном или предоставленном епархией помещении.

Из этих признаков автор и исходил, составляя маршрут экспедиций. Основой для составления списка общин были сведения Патриаршего центра древнерусской богослужебной традиции, и этот материал замечательно помог в организации коммуникации и последующего отсева тех приходов, которые не отвечают критериям и по факту не являются единоверческими.

В связи с этим можно дать первую классификацию существующих приходов по принципу их возникновения:

  1. Старообрядцы различных согласий, присоединившиеся к Русской Православной Церкви на современном этапе на правах Единоверия;
  2. Потомственные единоверцы;
  3. Верующие Русской Православной Церкви, в том числе имеющие среди предков старообрядцев, принявшие решение молиться по древнерусскому чину и обустраивать жизнь в соответствии с духовными традициями древнерусского благочестия.

Нужно еще раз уточнить, что никаких «чистых» типов приходов не существует, можно говорить лишь о моменте их создания, потому как в дальнейшем прихожанами единоверческих храмов становились люди с различными мотивами и происхождением, в некоторых случаях представители иных конфессий, присоединявшиеся к Православной Церкви именно через приходы единоверцев.

Еще одним вопросом приходской жизни являются местные традиции тех или иных общин, принятые за богослужением и вне его, в частности, пение. Для единоверческих приходов и для старообрядческой традиции в целом характерен древний тип пения, именуемый знаменным. Он был повсеместно распространен на Руси до середины XVII века, особенностью которого была запись звуков с помощью особых значков, «знамен». Пение исполняется «в один голос» в отличие от многоголосного партеса, вошедшего в обиход Русской Церкви после раскола. Сохранение знаменного распева для старообрядцев было делом принципа, так как они относили данное «мелодическое сокровище» к области церковного предания. Большой Потребник патриарха Филарета XVII века содержит прямой запрет по использованию в богослужении многоголосного стиля пения: «Ниже некими доброгласии, неприличными церковному составлению и исследованию (поют), якова же суть мусикийская пения и излишняя различая гласовом (италийских разногласий любителю, внимай). Ведомо ти буди и сие правило, како возбраняет органы и прегудная пения». В знаменном пении нет хроматизмов, используемых в светской музыке для изображения человеческих эмоций, его звукоряд диатоничен, то есть отличается последовательностью основных ступеней лада. Отказаться от хроматических мелодий в церковном пении призывал еще Климент Александрийский.

Но и внутри самого знаменного пения существуют разные традиции, такие как наонная и наречная. Наонное пение отличается тем, что при его исполнении полугласные – редуцированные звуки (еры) церковнославянского языка, обозначающиеся буквами Ъ и Ь, – распеваются как звуки о и е. Наречное пение появилось в XVI в., но получило распространение в 1640-х гг. Оно противопоставляется наонному как более понятное, без произношения конечных и срединных редуцированных. Характерно, что до революции наонное пение бытовало в среде старообрядцев поморского и некоторых других согласиях беспоповцев, неприемлющих священство. Среди же единоверцев и старообрядцев, приемлющих священство, но также и в среде ряда беспоповских согласий, практиковалось наречное пение.

В современном Единоверии именно по данному критерию можно дать следующую классификацию приходов:

  1. Общины наречной традиции;
  2. Общины наонной традиции;
  3. Общины, практикующие за богослужением обе традиции.

Еще одна классификация единоверческих приходов связана с наличием или отсутствием на приходе священника. В связи с этим общины единоверцев можно разделить на следующие:

  1. Условно «поповские»;
  2. Условно «беспоповские».

Первые предполагают, что у прихода есть настоятель, для которого данный приход является основным местом служения. Для вторых характерно отсутствие настоятеля и регулярного совершения Божественной Литургии, при этом богослужения могут быть проводиться на постоянной основе (воскресные дни и праздники), и совершаться так называемым «мирянским чином», где все тексты суточного круга прочитываются и пропеваются, а возгласы священника заменяются специальными молитвами, которые возглашает мирянин, выбранный «старшим» (обычно это староста или уставщик общины).

Нужно сказать, что данная практика крайне полезна для приходской жизни. С одной стороны, она толкает прихожан к изучению богослужебного устава, одновременно повышая церковное самосознание и ответственность людей за жизнь общины. Этот фактор можно назвать одним из основных в части сохранения единоверческих приходов при их общей малочисленности. Это же характерно и для всего старообрядчества.

Несмотря на то, что с начала духовного ренессанса в России прошло уже более 30 лет, до сих пор не решен ряд вопросов, мешающих развитию приходов древнерусской богослужебной традиции в лоне Русской Православной Церкви. Среди них можно выделить следующие:

  1. Отсутствие четкого статуса у Единоверия современной правовой системе Русской Православной Церкви.
  2. Первая проблема порождает вторую: незащищенность общин от возможного произвола со стороны правящего архиерея, когда приход могут просто «не благословить» к открытию, несмотря на желание верующих или закрыть, перевести единоверческого священника на общеправославный приход или «отменить» совершение богослужений старым чином в приходе, где эта  практика уже сформировалась.
  3. Вполне вероятно, что и первая, и вторая проблема становятся следствием информационного вакуума и отсутствия у духовенства и мирян адекватного представления о том, чем на сегодняшний день является Единоверие и как правильно стоит к этому явлению относиться.

К решению проблем в перечисленном выше порядке можно отнести:

  1. Создание актуального для настоящего исторического периода Положения о Единоверии в Русской Православной Церкви с учетом уже принятых в прошлом решений и внесении новых.
  2.  Для развития и координации единоверческих приходов на данный момент, возможно, и не требуется поставление своего единомысленного епископа, вопрос о котором регулярно поднимается представителями православной общественности. Но аппарат, который мог бы оперативно реагировать на проблемы и выступать координирующим органом, жизненно необходим. Не нужно в современных условиях даже выделять единоверческие приходы в экс-территориальную группу, но должна быть выстроена система, которая бы помогала развитию приходов на местах и защищала от возможных «экстренных» ситуаций.
  3. Разработка и внедрение отвечающих времени просветительских материалов как для духовных учреждений Русской Православной Церкви, так и для церковных СМИ, где систематическое и регулярное информирование верующих устраняло бы недостаток информации о таком понятии, как Единоверие, формируя его позитивный образ и стирая негативные мифы и заблуждения о единоверцах.

К таким выводам пришел автор исследования, констатируя, что проект еще не завершен, поскольку возникают новые общины, которые, несмотря на молодой возраст, уже являются крайне интересным объектом для исследования.

Владимир Басенков

Опубликовано 19 сентября 2021
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.