Святитель Иоанн Златоуст

От юности своей он искал Бога, а потому в молодом возрасте принял монашество и удалился в пустыню. Святитель написал огромное количество богословских трудов и составил дошедший до наших времен чин Божественной Литургии. Ему довелось познать славу архиерея в столице величайшей империи своего времени и вкусить горечь несправедливых лишений, ставших следствием людской зависти и клеветы. Иоанн Златоуст - вселенский учитель Церкви. В день памяти святого редакция сайта "Сокрытая Русь" предлагает вниманию благочестивого читателя беседу иже во святых отца нашего Иоанна Архиепископа Константина града Златоустаго, на тысячу талантов и сто динариев, и о том, чтобы не памятозлобствовать.

Блаженный Павел Апостол, сосуд избранный, имеющий в себе Христа глаголюща, пиша к сущим в Риме, сказал: Нощь прейде, a день приближися: отложим убо дела темная и облечемся во оружие света, яко во дни благообразно да ходим (Рим13:12). Почему и мы, братие, покажем некоторое старание, возшлем прилежныя молитвы ко Владыце, прольем теплыя слезы, станем исповедывать безпрестанно содеянная нами, предложим Ему, яко Врачу, наши раны, и покажем язвы душевныя, потребуем от Него врачевания, укротим страсти, смущающия наш разум, и не допустим себя быть угнетаемыми желанием богатства, престанем памятозлобствовать на ближняго, и быть по неприятельски расположенными к однорожденным. Ничего столько Бог не ненавидит и не отвращается, как памятозлобствующаго человека и скрывающаго безпрестанно в душе вражду на ближняго. Ибо греха сего есть такая зараза, что и человеколюбие Божие призывала; и дабы вы о сем узнали, то я хочу напомянуть вам о притче, положенной во святом Евангелии, как оный желающий получить от Господа отпущение десяти тысячей талантов, припал, просил и молился. Милосердовав же Господь о нем, простил его, и долг отпустил ему (Мф. 18:27).

Видиши ли милосердие Божие? Он припал, прося дать себе срок: Потерпи бо, рече, и вся ти воздам (Мф.18:26). Но благий Господь, Попечитель и Человеколбец, преклонившись на прошение раба, не сколько просил, но сколько и не думал, даровал Ему столько; ибо Ему то всегда обыкновенно, чтоб побеждать и предварять прошения наши. Ныне же когда он просит дать себе сроку и обещавается весь долг отдать, то побеждающий наши согрешения благостию простил его и долг отпустил ему. Видиши ли, чего просил раб, а сколько дал господин? Зри же паки его великую жестокость: должно было после толикаго человеколюбия и неизреченнаго оказаннаго ему благодеяния показать себя сострадательным и к однородным, однако он, изшедши и получивши отпущение десяти тысяч талантов, показал противное. Послушайте, молю, с испытностию; случившаяся бо с ним могут случиться и с нашею душею, и осудить помышление наше терпеть оную болезнь трудную. Он же изшедши сыскал одного клеврета своего, которой должен был ему сто динариев. Виждь, коликое различие; ибо тому, которому клеврет сто динариев должен, отпустил господин десять тысяч талантов, да еще и вдруг, как только увидел его просяща и молящагося. Он же ем его давляше, глаголя, отдаждь ми, им же должен еси. Что убо? Пад клеврет молил его глаголя (Мф.18:28-29).

Виждь, как часто сие слово повторяет Евангелист, сказывая: клеврет его, не просто, но для того, чтобы мы узнали, что между ними нет никакого различия, и прежде нежели сей просил его тако, был он у господина, сказывая: Потерпи на мне, и вся ти воздам; изшедши же всадил его в темницу, дóндеже не воздаст ему должнаго. О крайняго безумия! имея столь впечатленное человеколюбие, никак не мог подумать чего-нибудь сострадательнаго, но прежде бил, теперь же всадил в темницу. Зри, что делается: Видевше же, рече, клевреты его оскорбешася, и пришедше сказаша вся бывшая господину своему (Мф.18:31). He оный страждущий: како бо мог, заключен будучи в темницу, но клевреты не обиженные, но так как обиженные соболезновали, и отшедши вся возвестиша. Но виждь прочее негодование. Тогда призвавши его, говорит к нему: Рабе лукавый (Мф.18:32). Истинно можно видеть отсюду, сколь великая есть погибель памятозлобия. Когда он требовал десяти тысячей талантов, тогда не называл его лукавым; но теперь, когда он оказался немилосердым над клевретом. Тогда, рече, весь долг он отпустих тебе, понеже умолил мя ecи. Зриши ли, как показывает крайнюю его злобу? Ничего бо больше не показал ты, рече, но только проговорил слова скромныя, и принявши твое прошение, весь великой оной и несносной долг отпустил тебе: тo не подобаше ли и тебе помиловати клеврета твоего, якоже и аз тя помиловах? Какого ты теперь достоен прощения?

Я толикую тяжесть долгов за кроткия оныя слова отпустил, ты же клеврета твоего однороднаго не помиловал, не преклонился на прошение его, ниже, воспомянувши отпущенная тебе мною, показал над ним сострадания, но был свиреп и немилосерд, и не хотел помиловать клеврета твоего. Почему отсюду знай чрез опыт, коликих ты зол еси сам себе причиною. И прогневася Господь его, предаде его мучителям. Виждь его разгневавшагося за безчеловечие, оказанное над клевретом, и предающаго мучителям. И чего не сделал ему прежде, когда толиким долгам был подвержен, тому быть теперь повелевает, предавши его мучителям, пока не отдаст должнаго, пока не заплатит десяти тысячей талантов, которых отпущение получивши, уже отошел было. Великое и несказанное милосердие Божие. Когда Господь требовал, то и простил; понеже он молил Его. Когда же узнал, что он поступил с клевретом жестоко и безчеловечно, то впрочем обличает его любочестие, показывая ему самим делом, что он не столько его, сколько себя обидел. И яко же он всадил в темницу, пока не отдаст должнаго: так и сей предал его мучителям, пока не свободит себя от всего долгу.

Но сие, братие, не о талантах и не о динариях слово, но о том, что мы за великость согрешений наказанием должны будучи Господу, по несказанному Его человеколюбию получаем от Него прощение. Если же жестокими и безчеловечными себя оказываем к клевретам и однородным и тем, которые в том же с нами естестве участь имеют, и погрешностей противу нас не прощаем, но сделавших оныя наказуем: тем привлекаем на себя негодование Господне, и того, в чем прощение прежде получили, долг паки с мучением заплатить принуждены бываем. Сколько бо между собою разнятся сто динариев и десять тысяч талантов, столько наши согрешения пред Господем от тех преступлений, которыя бывают пред нами от наших однородных. Дабы же нам узнать, что привел Господь притчу сию в пользу нашу, то послушай всяк приведеннаго: Тако и Отец ваш небесный сотворит вам, рече, аще не отпустите кийждо от сердец ваших прегрешения их (Мф. 18:35). Великая есть корысть из сей притчи, только бы мы внимать захотели. Чего бо мы столько отпустить можем, сколько отпускается нам от Господа? И мы, если делать сие желательно, прощаем клевретам, сами же прощение получаем от Господа.

Виждь же и испытность реченных; не сказал бо просто: аще не отпустиите человеком согрешения, но что? Аще не отпустите кийждо брату своему от сердец ваших прегрешений их. Виждь, как Он хощет, чтобы самое сердце наше в мире и тишине, и помышление наше несмущенное пребывало, и было чуждо всякой страсти, и чтобы мы великую оказывали благосклонность к ближнему. И паки на другом месте можно Его слышать глаголюща: Аще бо отпущаете человеком согрешения их, отпустит и вам Отец ваш небесный (Мф. 6:14). He надобно убо нам думать, что мы другому благотворим, когда сие делаем, или великой некоторый дар ему предлагаем; для того что мы сами пользуемся благодеянием, и многую отсюду корысть самим себе приобретаем: так как если сего не делаем, их отнюдь ничем обидеть не можем, самим же себе несносную казнь геэнны предуготовляем. Почему молю, дабы мы, сие помышляя, никаким образом себе не позволяли на опечаливших нас, или иначе как-либо обидевших памятозлобствовать и быть к ним расположенными по-неприятельски; но дабы, думая, сколь великое излиется на нас от Господа благодеяние, паче же всего помышляя, что примирение с опечалившими есть потребление наших беззаконий, шествовали и поспешали, и ожидая себе из сего корысти, такое оказывали обидевшим почитание, какое и истинным благодетелям. Ибо если бодрствуем, то не только усердствующие нам и старающиеся всяким способом оказать уважение могут нас воспользовать, сколько почтение, оказанное оным, которое облегчает бремя согрешенных нами и удостоивает небеснаго благоволения.

Помысли со мною, возлюбленне, сколь великою по награждению сия добродетель почитается, которыя обещал исправляющим ее Бог всяческих; глаголал бо: Любите враги ваша, благословите кленущия вы, добро творите ненавидящим вас, и молитеся, молитеся за творящих вам напасть, и изгонящия вы (Мф. 5:44). Понеже сия повеления были великия и касающияся крайнему верху оному, то сказал: Яко да будете сынове Отца вашего, иже есть на небесех, яко солнце свое сияет на злыя и благия, и дождит на праведныя и на неправедныя (Мф. 5:45). Если же по силе человеческой милосердый делается подобным Богу, не только не отмщевая опечалившим, но eще стараясь за них и молиться, то каких тот достоин благ будет? He надобно убо нам лишать самих себя даров толиких и возмездий, всякое слово превосходящих; но постараемся сие всяким образом исполнить, и принуждая помышление, научимся велению Божию повиноваться. По сему-то и я ныне сие учинил завещание и представил ясно притчу, и показал благодеяния великость, и какая нам оттуда произходит польза, дабы, когда еще время есть, всяк из нас враждующаго постарался чрез многое уважение примирить с собою. И пускай мне никто не говорит, что я просил однажды и в другой раз и не принял. Если сие делаем мы с искреннею мыслию, то не прежде перестанем, пока долговременным прошением победивши, не привлечем к себе раздраженнаго. В сем случае, не ему мы дарствуем, но на нас восходят дары благодеяния; мы приобретаем Божие благоволение и многое дерзновение ко Господу оттуда получаем.

Если сие исправим, то возможем с чистою совестию изрещи и молитвенные глаголы во время страшных тайн: И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим. Если же поленимся, то не будет ли нам каким-нибудь образом сие виною осуждения, когда мы творим словам противное? Сие не что иное есть, как дерзать безразсудно и напрасно произносить молитвенные гласы, больший на себя самих огнь собирать и призывать негодование Божие. Радуюся и веселюся, видя вас с удовольствием слушающих глаголемая, и с рукоплесканием наказующих, что вы готовыми быть стараетеся произвесть в действо сие завещание Господне. Сие бо есть врачевание душ наших, сие есть лекарство нашим язвам, сие есть наилучший путь, сие есть великое доказательство души боголюбивой, когда мы все по закону Господню принимаем, и не покаряемся слабостям помышлений, но страсти побеждаем. Всяк убо посему да творит сие достойное дело, всяк пускай поспешает к великому сокровищу, и не отсрочивает своего щастия, хотя бы должно было трудиться, искать и долго путешествовать, хотя бы были некоторыя и трудности, все сии препятства преодолевши, пускай только об одном старается, как бы мог повеленное от Бога произвесть в действо и получить за повиновение мздовоздаяние. He безъизвестно мне, что кажется тягостным и досадным, когда враждущий по-неприятельски уходит, стоит и ссорится, но когда разсудим достоинство повелевающаго и великость награждений, и что не на него восходят дары благодеяния: то все для тебя покажется легким и удобным. Сие мы помышляя, придержимся и будем с благочестивым помыслом исполнители повелений Христовых, чтобы сподобиться нaгpаждений благодатию и человеколюбием Господа нашего Исуса Христа, с Ним же Отцу и Святому Духу слава, держава, честь и поклонение ныне и присно и во веки веком. Аминь.

Опубликовано 26 ноября 2020
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.