Полный текст доклада Владимира Басенкова на конференции в Нише

Приводим полный текст доклада В. Басенкова "Современное состояние Единоверия в Русской Православной Церкви: проблемы и перспективы" на VI Византийско-славянских чтениях в Сербском городе Ниш.

Современное состояние Единоверия в Русской Православной Церкви: проблемы и перспективы

Приветствую вас, уважаемые участники конференции.

Несмотря на кажущуюся, на первый взгляд, узость темы, ее «местечковость», даже в пространстве самой Русской Церкви известной не всем (что, однако, преодолевается в последние годы весьма активно), я предложу слушателям свои мысли о том, почему данное явление может быть интересно широкому кругу представителей Вселенской Церкви, и всем, интересующимся прошлым и настоящим Святого Православия.

Согласно определению, данным русским священномучеником Симоном (Шлеевым), «Единоверие… есть совокупность приходов Русской Церкви, единых с ней по вере, но разнствующих от нее в обряде. Единоверие есть отдел старообрядчества, допущенный на основании единства в вере в общение с Российской Церковью... Единоверие есть примиренное с Русской и Вселенской Церковью старообрядчество». Корни причин, которые послужили возникновению Единоверия как явления в Русской Православной Церкви, кроются в далеком XVII веке, а точнее в событиях, получивших в истории название никоно-алексеевской церковной реформы. В данном материале мы не будем углубляться в тему русского раскола, а лишь напомним слушателям о событиях, повлекших отделение от Русской Церкви части верующих, получивших обобщенное название «старообрядцев».

Единоверие же обязано своим возникновением движением навстречу двух сил (представителей Синодальной Церкви и старообрядцев) примерно со второй половины XVIII века, когда этот процесс приобрел достаточно видимый характер и вышел на уровень лиц, принимавших решения на государственном и церковном уровнях. Со стороны старообрядцев, пожелавших воссоединиться с Матерью-Церковью, при этом сохранив возможность жить в традиционном для себя общинно-приходском укладе с совершением богослужения по книгам, напечатанным при первых пяти патриархах, выступил стародубский инок Никодим. Навстречу ему и, после его смерти, его идеям, буквально по вертикали церковно-государственной власти вышли епископ Никифор Феотоки, граф Румянцев-Задунайский, императрица Екатерина II, митрополит Платон (Левшин) и царь Павел I. Итогом стало учреждение в Русской Церкви Единоверия 27 октября 1800 года, что означало появление под юрисдикцией Синода приходов «своих», внутрицерковных старообрядцев, сохранявших свои обряды, получавших священников от господствующей Церкви и ей подчинявшихся, структурно входя в епархии, на территории которых они располагались. Фактически, был сделан важнейший шаг в деле уврачевания раскола, позволяя старообрядцам как вернуться в Церковь, так и сохранить свою идентичность, свою историческую правду и пойти путем «русского древлего благочестия» по дороге истории вновь в единстве со Вселенским Телом Христовым.

Жизнь Единоверия можно разделить условно на несколько исторических периодов, отмечая при этом его постепенную эволюцию, отношение к нему и самоощущение самих представителей движения.

1 этап. Единоверие до Единоверия (сер. XVII – сер. XVIII вв.). Некоторые исследователи считают первым единоверцем старца-священника Григория Неронова, которому патриарх Никон позволил уже после реформ продолжить молиться в привычной ему традиции. Известны святые, например, преподобный Далмат Исетский, продолжившие жить в единстве и мире с Церковью, не меняя ритуальных обычаев. Наверняка такие случаи носили далеко не единичный характер, встречаются сведения и о дозволении сохранять старые обряды в начале XVIII века для храмов служилых казаков.

2 этап. В поисках единства: (вторая половина XVIII века). Частично мы уже коснулись данного периода, упомянув деятельность инока Никодима. Фактическое зарождение организованного и целеустремленного движения среди старообрядцев, направленное на восстановление утраченной церковной иерархии, возможность доступа к таинствам как средствам спасения, воссоединение с Матерью-Церковью при сохранении привычного строя личной и общинно-приходской духовно-богослужебной жизни.

3 этап. Учреждение Единоверия. Первые годы. (1800-1820). Короткий этап, но важный с точки зрения отворения врат Церкви для старообрядцев, первый опыт жизни приходов единоверцев в епархиях Синодальной Церкви, присоединение общин старообрядцев, открытие собственных печатных центров, систематизация проблем и недоработок из «правил митрополита Платона», на основании которых старообрядцы и получили возможность воссоединения.

4 этап. Церковные старообрядцы в борьбе за свои права (1820-1900 гг.). В течение всего столетия происходит рост численности и приходов, и единоверцев. Появляются яркие представители, такие, например, как архимандрит Павел (Леднев) и протоиерей Иоанн Верховский. К Единоверию присоединяются ряд видных деятелей старообрядчества. Идет процесс борьбы за свои права и удовлетворения своих чаяний, в частности, о поставлении своего епископа.

5 этап. Единоверия как новая субэтнорелигиозная идентичность (1900-1922). Трудами священномученика Симона Шлеева возникает интеллектуальный центр Единоверия в виде издаваемой святым газеты «Правда Православия», а также регулярным выходом в печати его книг и статей с обоснованием места Единоверия и предлагаемого образа будущего движения. Проходят съезды единоверцев, собирающие как представителей Единоверия, так и видных деятелей Синодальной Церкви, например, митрополита Антоний (Храповицкий) или архиепископа Андрей (Ухтомский). На Поместном Соборе 1917-1918 годов Единоверие получает удовлетворение пересмотра «правил митрополита Платона», единоверцы становятся полноправными членами церковного сообщества, а доступ в таковые приходы открывается для всех православных христиан. Фактически, Единоверие перестает быть явлением сугубо для воссоединяющихся в Церковью старообрядцев, свободный доступ к древнерусской богослужебной традиции получают все верующие, независимо от происхождения. Поставлен первый епископ. Учреждаются единоверческие епархии в структуре Русской Православной Церкви.

6 этап. Единоверие в советскую эпоху: фактическое уничтожение (1922-1991). Закрытие храмов, аресты и осуждение духовенства. К закату СССР считается что на территории страны не было и десяти сохранившихся единоверческих храмов с совершающимся там богослужением по древнерусскому чину.

7 этап. Возрождение Единоверия (1991-2000). Фактическое возрождение началось в позднюю советскую эпоху с открытием новых единоверческих храмов и усиления духовной жизни при уже существующих.

8 этап. Единоверие в XXI веке (2000-настоящее время). Новый период характеризуются формированием Единоверия с учетом иных условий, так как в наши дни прихожанами таких общин в большинстве своем стали чада Русской Православной Церкви, по собственному решению избравшие данную молитвенную традицию, далеко не всегда имеющие старообрядческое происхождение. Старообрядцы, присоединившиеся к Церкви, хотя и присутствуют, но не являются доминирующей массой.

Говоря о проблемах, которые существуют, в данном докладе отметим лишь одну, представляющейся наиболее актуальной. По моему мнению, это серьезная недооценка важности существования старого обряда в Церкви.

В первую очередь, старый обряд, как сохранившаяся, подчеркну, в живом виде, практика, есть живой пример нормального строя церковной жизни. Иногда звучат мысли о том, что основной целевой группой Единоверия должны стать не старообрядцы, для которой Единоверие и было изначально создано, а как раз верующие Православной Церкви.

Что я имею ввиду?

Говоря о «нормально строе церковной жизни», я имею ввиду, прежде всего, трепетное и уважительное отношение к Богу, к ближнему, к Церкви, к богослужению. Когда в наши дни говорят о внутрицерковном кризисе (для каждой из Поместных Церквей), недостатке духовности, опыта молитвы и благочестия, литургических вопросах, то по каким-то причинам единоверцы – как церковные старообрядцы, живые носители той самой «благочестивой традиции прошлого», с их уставным богослужением, знаменным пением, целым комплексом организации приходской жизни как общины в истинном смысле слова, в принципе дожившими до наших дней добрыми христианскими обычаями, - порой несправедливо игнорируются.

Примером единоверцы могут быть для православных христиан по всему миру, и, надо сказать, давно таковыми стали для думающих и ищущих людей в самых разных и порой неожиданных уголках земного шара. Позволю себе привести в пример мою книгу, «По следам сокрытой Руси», простым языком рассказывающей о Единоверии. География ее распространения оказалась следующей: США, Канада, Аргентина, Великобритания, Ирландия, Франция, Голландия, Испания, Швейцария, Германия, Норвегия, Швеция, Польша, Чехия, Словакия, Сербия, Литва, Израиль, Китай, Индонезия, Австралия. Среди читателей были как православные христиане, так люди из других конфессий. Сегодня единоверческие приходы существует и в США, в юрисдикции РПЦ и РПЦЗ, причем богослужение совершается по переведенным на английский язык старообрядческим книгам. Есть перспективы открытия приходов старого обряда и в других регионах, традиционно считающихся неправославными, в том числе, и в юрисдикции других Поместных Церквей. Это свидетельствует лишь о том, что наша традиция старого обряда может стать инструментом общецерковной миссии Православия.

В качестве маленького дополнения рискну предположить, что старый русский обряд мог бы помочь литургистам Сербской и Болгарской Церквей реконструировать и возродить свои богослужебные традиции прошлого, используя наш чин для ответов на свои вопросы. Данного вопроса я уже неоднократно касался как на прошлогодней конференции, так и во время очных консультаций с коллегами. Однако, тема требует отдельного разговора, участия в ней профильных специалистов и более глубокого анализа.

В завершении хочу поблагодарить руководство института за теплый прием и пожелать участникам конференции Божьей помощи в трудах на ниве богословских наук.

Опубликовано 10.12.2022
Войдите с почтой, через ВК или зарегистрируйтесь для комментирования.