О сербском древлеправославии и русском единоверии. Беседа с В.Басенковым

Представляем диалог публициста Василия Клинцова с журналистом, богословом и общественным деятелем Владимиром Басенковым.

Читателям «Русской веры» имя Владимира Басенкова уже знакомо. На страницах нашего сайта можно прочесть его работу о единоверческом епископе Симоне (Шлееве) и о последствиях советского периода жизни России для единоверия. Кроме того, нами сделаны обзоры изданных Басенковым книг: «Сокровище староверов» (2018), «По следам сокрытой Руси» (2019) и «Современное состояние единоверия в Русской Православной Церкви: проблемы и перспективы» (2022). Мы поговорили с Владимиром о его новых проектах и о положении дел «на церковном фронте».

Владимир Басенков

Владимир, ты известен, прежде всего, как публицист, автор многих статей о старом обряде, традициях Древней Руси и основах православной веры. Чем занимаешься сейчас?

Основной сферой деятельности стала международная журналистика, писательство как любимое дело сохранилось и развивается. Скоро выходит новая книга о «лайфхаках» от древнерусских святых, завершаю редактуру второй части, пишу шпионский роман. Кроме того, продолжаю бороться за время, которое могу потратить на науку — работаю над диссертацией, и дал бы Бог сил завершить. Это — если в общем, не описывая то разнообразие событий и авантюр, в которые я с завидной регулярностью ввязываюсь и которые меня всецело поглощают.

Среди русских «правых» (верующих, патриотов, консерваторов), не исключая и старообрядцев, давно и прочно существует сильная любовь к Сербии и братскому сербскому народу, причем любовь взаимная. Ты по роду деятельности — будучи шеф-редактором сайта «О Сербии по-русски» — последние три года часто и подолгу бываешь на Балканах. Там даже изданы твои книги «По следам сокрытой Руси» и «Современное состояние Единоверия…» на сербском языке («Траговима скривене Русиjе» и «Савремено станье Jедноверjа»), ты рассказывал сербам о русском древлеправославии на презентациях книги и разных церковных научных конференциях. Уж не собираешься ли ты и в Белграде основать единоверческий приход?

Уже основал. Только — и в Белграде, и в горах Боснии. Но как истинный старообрядец, в котором пламенеет дух бегства от мира и скрытничества, подробности оставлю под покровом тумана тайны. Ищущий всегда найдет!

Расскажи о древнесербской литургической традиции, которую ты по сути реконструируешь.

Я бы сказал иначе: мне удалось поставить вопрос о перспективах создания «древнесербской литургической традиции». Тут много что нужно закавычивать, потому что досконально эту традицию сейчас не воссоздашь. Итак, у нас сегодня есть памятники церковной культуры: средневековые монастыри, иконы, богослужебные книги… Но нет понимания, как выглядели те или иные действия практически, как выглядело само богослужение. Но можно дополнить «серые зоны» службы недостающими элементами русской старообрядческой, живой, сохранившейся традиции, и вот, «древнесербский обряд» готов.

Это идея, которую я озвучиваю в Сербии с 2021 года, выступал по этому поводу на конференциях в Нишском университете, общался со специалистами по медиевистике. Положа руку на сердце, требуется время, чтобы подобная мысль была реализована. И да, это должны сделать сами сербы, они должны захотеть этого. Пока могу сказать, что им академически и эстетически интересна идея старого обряда, но не более. Сербы всегда с интересом смотрят на Россию, им интересна наша реальная, а не попсовая культура, они черпают из нее вдохновение. Насколько старый обряд как явление мог бы прижиться здесь… Возможно, как единичный случай.

Что интересно, в СПЦ, правда, на территории США, мои читатели смогли убедить епископа позволить им совершать богослужения старым чином. Так что, в некотором смысле, одна из озвучиваемых мной ранее идей о старом чине в «славянских» Церквях постепенно реализуется. Да, в Чешской Церкви это уже есть, и богослужения проводятся в Праге с той или иной периодичностью.

Читателей «Руверы» может заинтересовать вопрос бытования на Балканах двуперстия после XIV-XV вв., а также редакции известных мест Символа веры в старосербской «книжевности»…

Самой популярной остается история Дамаскина Хиландарца, серба, в XVII веке крестившегося на Афоне двуперстно и молившегося по старым книгами. Он был образован, посещал Россию, где и набрался древлего благочестия. За что пострадал на Святой Горе от рук знавших, «как надо», греков. Мое предположение — сербы могли креститься и двумя, и тремя перстами до определенного момента. Это вполне отвечает их «слободарскому» менталитету, поскольку, с одной стороны, они тесно общались с греками, а с другой — регулярно путешествовали в Россию, откуда увозили и церковные книги, и благочестивые обычаи, как монах Дамаскин, например. Говоря про книги, привезенные из России в XVI или XVII веках, вы получаете ответ на вопрос о том, какими текстами пользовались греки. Некоторые из Часовников можно найти онлайн, на сайте РГБ, например.

Как вообще обстоят дела с архаичной эстетикой в современной литургической практике СПЦ? На каком языке они служат, сокращают ли уставные богослужения, каким образом крестят, какая дисциплина поста и евхаристическая практика? Сохраняется ли русский след Синодального времени (академические иконы, например) или всё уже унифицировано под греко-балканский канонический стандарт? Что можешь сказать о построенном на средства России храме святого Саввы?

Служат по-сербски. Да, сокращают. Часов нет (они, насколько я понял, вычитываются перед началом общественной), ты приходишь в храм к началу непосредственно литургии. Возможно, в монастырях иначе. Как крестят, не видел. Пост можно обсудить со священником, в обычных приходах исповедь и причастие проходят как и в крупных приходах Русской Православной Церкви. Иконы могут быть самые разные, все зависит от предпочтений священников. Много зависит от того, где они учились (привет, «мягкая сила»!) — в российских или греческих семинариях.

Храм святого Саввы — величественное архитектурное творение, «София Балканская». Знаю, что руку к мозаичным образам приложил один из наших братьев-единоверцев. В воскресный день храм полный, он как в богослужебное, так и во внебогослужебное время является местом притяжения туристов, далеко не всегда только христиан. Так, можешь зайти в воскресенье утром и наблюдать, как по собору во время службы прогуливаются, восторженно окидывая взглядом своды церкви мусульмане.

«Общества свободных и грамотных мирян — то, что нужно Церкви во все времена»

Вернемся с Балкан на нашу Русскую равнину. Немало сил и времени ты уделил возрождению в Симбирске единоверческой общины. Это мирянское начинание было всецело поддержано священноначалием РПЦ и вроде бы молитвенная и богослужебная жизнь наладилась, однако на каком-то этапе стали поступать грустные новости о затухании этого «огонька» древлеправославия в твоем родном городе. Расскажи подробнее, какое сейчас положение дел. 

В общей сложности, я потратил на этот приход 10 лет своей жизни. Интенсивность была разная, но молиться мы фактически начали в ноябре 2012 г., с октября 2015 г. богослужения стали проводиться регулярно, по стабильному расписанию. Приезжали священники, чтобы совершить богослужения, бывали гости, велась общественная деятельность (в том числе, проект «Сокрытая Русь»). Людей никогда не было много, но из любопытства, из дружбы и желания поддержать доброе начинание на молитву всегда кто-то приходил. Конечно, прихожан не устраивала ситуация, когда после смены архиерея судьба прихода резко менялась: мы своими перемещениями по храмам (свой построить не давали) буквально на карте города рисовали розу ветров.

Были и попытки захвата с целью уничтожения общины, что также серьезно повлияло на дальнейшую жизнь прихода. Мы это пережили, но, так скажем, это было начало конца, как потом выяснилось. Изменилась и моя личная ситуация, я больше не мог как раньше посвящать себя тому, что уже очень условно можно было назвать приходом. А замены мне как не находилось раньше, так не нашлось и сейчас. Мы провели ряд консультаций с единоверческими священниками, духовником прихода, митрополитом. Все это длилось на протяжении года, размышляли, что дальше. Выхода не было видно. То есть решение завершить нашу деятельность не упало как снег на голову, а стало результатом длительного анализа. В итоге, из-за отсутствия перспектив, а в конце концов, и людей, просто решили закрыть эту страницу истории. Единоверческого прихода в Ульяновске как юридического образования больше не существует.

Что ты можешь сказать о положении дел со старообрядчеством в лоне Патриаршей Русской церкви сегодня? Как ты смотришь на его перспективы?

Весь вопрос в том, насколько и к чему готовы сами единоверцы, какие цели они перед собой ставят (если ставят). Это ключевое. Какие цели ставит перед собой единоверие сегодня или отдельные единоверцы? Добиться монолитности из-за недоговороспособности не получается. Может быть, монолитность и не нужна. Может быть, просто существовать, жить, проповедовать Христа, а также те полезные инструменты церковной традиции, которые единоверие хранит — уже миссия, цель и задача одновременно. Может быть, стоит искать новые подходы, делать то, чего не было раньше, смотреть на мир под иным углом. Хорошо, единоверческие приходы не растут в большинстве своем. Надо подумать, почему. Если перспектив к росту нет, стоит подумать, что полезного, в таком случае, можно сделать в таком состоянии, вне приходов, для общества. Наверное, можно рассказывать о единоверии и искать точки приложения с окружающим миром там, где (и если) это возможно. Выходить к людям, причем любых конфессий и вероисповеданий, заниматься творчеством в широчайшем смысле этого слова, проповедовать и заниматься миссией, и на кухнях, и в эфирах онлайн-стримов… Возвращаемся снова к тому, чего хотят единоверцы и к чему готовы.

Так все же каким целям Единоверие служит, имеет ли поддержку в иерархии МП?

Единоверие, как неотъмлемая часть православного христианства, должно быть инструментом достижения верующим человеком соединения с Богом, обретения вечного счастья, если я, конечно, верно понимаю единоверие. Каким целям служит единоверие в Московской Патриархии — я не знаю, честно сказать. Логично было бы думать о проекте создания некой автономии внутри РПЦ для старообрядцев всех согласий (РПСЦ МП?), и это было бы продолжением логики существования единоверия с точки зрения церковных иерархов. Складывается ощущение, что в МП сегодня не совсем понимают, что с единоверием делать. В некотором смысле это логично, но в таком случае, должны быть яркие предложения от самих единоверцев. Они, насколько мне известно, регулярно озвучиваются на заседаниях профильной комиссии при ОВЦС… Иногда, размышляя о «перспективах единоверия» попадаешь в некий логический замкнутый круг, из которого не видишь выхода. Это приводит или к унынию, или к перенаправлению своей жизненной энергии на другие, более перспективные и результативные проекты.

В этом году на Круглом столе по проблемам старообрядных приходов в Москве была принята необычная резолюция, резко осуждающая анонимное или псевдонимное общение и публикации в Интернете как опасные «попытки ухода от духовного руководства и ответственности за слова и действия», а также критикующая неконтролируемую деятельность сетевых сообществ (вероятно, прежде всего, «ухтомцев» и «пруссцев»), которые не обращались за лицензией (благословением) в Синодальный отдел. Не кажется ли тебе, что появилась новая тенденция — когда группа священства желает установить отношения подчинения там, где традиционно была свобода? То есть расширить власть своего «сословия». А может быть, это и правильно в отношении «казачьей вольницы» различных чатов, форумов и сайтов?

Не очень понял, зачем серьезные взрослые люди в сане вообще это обсуждали в рамках круглого стола и посвятили единственное в году собрание единоверцев осуждению молодых энергичных парней в виде целой резолюции. Проблем у Единоверия, конечно, больше нет. Ну, раз нет, значит надо давать затрещины молодым и энергичным, вместо того, чтобы вызвать на разговор, понять мотивацию, подсказать и, если у них есть идеи и полезные проекты — дать ветра в спину, поддержать. Вот так должно работать здоровое общество. Молодые уважают старых, когда старые проявляют мудрость, делятся опытом и дают поддержку. Если этого нет, начинается «что у нас за молодежь». А молодежь при всем при том обладает чутким ощущением реальности, готова двигаться вперед, видит свежие решения с учетом духа времени в хорошем смысле этого слова. Сайт «Сокрытая Русь», кстати, на сегодняшний день самый информативный, живой и посещаемый среди того, что можно назвать «единоверческими ресурсами». Там есть потенциал, который можно было бы реализовать коллективными усилиями духовенства и мирян. Да, сайтом занимается «Общество Ухтомского». Отцы, поддержите парней, в нашем оцифрованном мире они делают не меньше, чем ежевоскресные проповеди с амвона. Но конфликт «отцов и детей», очевидно, пока в церковном универсуме неразрешим.

Общества свободных и грамотных мирян — то, что нужно Церкви во все времена. Я не знаю, нужно ли это объяснять, тем более, в современных условиях? Миряне больше интегрированы в общество, лучше понимают его проблемы и запросы, видят новые технические (в широком смысле) тренды, словом, идут в ногу со временем и обладают порой более гибким мышлением, чем духовенство. Они не формализованы дисциплиной иерархических отношений, что позволяет им более свободно и творчески смотреть на ряд церковных ситуаций. Эти слова — не призыв к бунту (что обязательно так и растолкуют), а попытка призвать к активизации мышления и конструктивному диалогу.

 

Интервью подготовлено в ноябре 2023 г.

Беседовал Василий Клинцов

Источник

10.01.2024
Войдите с почтой, через ВК или зарегистрируйтесь для комментирования.