Владимир Басенков: "Единоверие может и должно стать инструментом общецерковной миссии"

13 июня 2021

Число приходов Русской Православной Церкви, придерживающихся старых обрядов, растет, и сейчас сопоставимо с целыми старообрядческими согласиями, сообщил РИА Новости председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев). Вместе с тем растет и интерес к старообрядчеству как культурному и церковному явлению, и, что весьма удивительно и приятно, этот интерес в посление годы активно проявляют жители разных стран мира.

Традиционно считается, что старообрядчество - исключительно русская история. Но время вносит свои коррективы. И в наши дни общины старообрядцев (как пребывающих в общении с Русской Церковью, так и вне ее) существуют в самых дальних от России уголках земного шара. Жизнь в иной среде неизбежно ведет к взаимодействию с ней, отсюда и интерес, который просыпается к "русской вере" у местного населения. Лидер общины единоверцев в городе Ири, штат Пенсильвания, США, протоиерей Пимен Саймон выполнил переводы на английский язык богослужебных дореформенных текстов. Таким образом, старый обряд открыл свои двери всем англоязычным православным христианам не только в ирийском приходе, но и по всему миру.

Одним из центров притяжения для англоговорящих православных христиан, интересующихся древнерусским богослужением и старообрядческой традицией стал крупнейший в мире единоверческий приход в подмосковной Михайловской Слободе. Несколько лет назад крещение здесь принял гражданин Австралии, а администратор крупнейшего англоязычного сообщества в Facebook о старом обряде в Православной Церкви Филипп Калингтон имеет крепкую духовную связь с приходом.

Все чаще возникают группы верующих, и близко не имеющих русских корней, желающие совершать богослужения по старому чину, а также исповедовать православную веру, черпая мудрость в традициях древнерусского благочестия. Об этом свидетельствуют регулярные попытки диалога представителей таких групп с единоверцами из России. Кроме того, успех и популярность книги "По следам сокрытой Руси" и ее английской версии "A path to the hidden Rus'" нарисовал любопытную географию, на основании которой можно делать вывод о странах, где Русская Церковь могла бы организовать старообрядные приходы: Литва, Швеция, Норвегия, Польша, Словения, Сербия, Германия, Швейцария, Франция, Испания, Англия, Ирландия, Черногория, США, Канада, Китай и Австралия. Иными словами, у людей есть запрос молиться по старопечатным книгам, с сохранением древнерусского уклада в приходской и личной жизни. И развитие единоверческих приходов может стать мощным миссионерским инструментом в странах, где Православие не является традиционной религией. Люди видят в старом обряде внешнее выражение Евангелия, через которое Бог коснулся их душ.

В приведенном выше списке стран фигурируют Польша, Словения, Сербия и Черногория, являющиеся каноническими территориями других Поместных Церквей. Но здесь интересной становится другая мысль. Для Польши Единоверие может также стать инструментом миссии и развития, и даже возможности воссоединения со Вселенской Церковью многочисленных старообрядческих общин беспоповцев, проживающих в стране. А возникновение таких во всех смыслах русских приходов может лишь стать базой для сближения Церквей и народов.

Похожая ситуация возможна в Словении, а также в Чехии. Что касается Балкан, весьма интересно, что до раскола в Русской Церкви сербы и болгары пользовались теми же книгами, что и Русь. Все просто: находящиеся под гнетом османов народы получали помощь и поддержку из братской Москвы. Есть мнение, что на Балканах могло бытовать и двуперстие, хотя не как единственная, но одна из традиций крестного знамения. Сербская и Болгарская Церкви, имея общий с Русской богослужебный язык, почти идентичные тексты 15-17 веков, собственную традицию пения, вполне могли бы при помощи старого русского обряда возродить и свои древние литургические формы совершения богослужения.

Таким образом, старый обряд становится уникальным инструментом миссии Русской Церкви в зарубежье и способом укрепления литургического единства с другими Поместными Церквями. Его потенциал, к великому сожалению, до сих пор полностью не оценен, а рост приходов мог бы иметь гораздо большую динамику при активной поддержке со стороны священноначалия и помощи энтузиастам от Единоверия в их стремлении сохранять и распространять наследие Святой Руси в современной России и за ее пределами.

Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.