Закон и благодать

В середине XI века киевский митрополит Иларион произнес торжественную речь в храме Святой Софии. Пасхальное послание было «записано пером» и стало первым литературно-философским произведением Руси – “Слово о законе и благодати митрополита Илариона”. О том, что хотел сказать русским христианам митрополит Иларион, и почему его слова актуальны спустя 1000 лет — в нашей статье.

Слово о законе и благодати митрополита Илариона

Надо сказать, что ученые до си пор спорят, в каком именно году и храме была произнесена пламенная речь первого русского (по происхождению) митрополита. Но оптимизм и торжественность, которые митрополит вложил в каждое свое слово, не обманут верующего человека: владыка говорил, преисполненный пасхального восторга.

«Слово о Законе и Благодати» противопоставляет Закон Благодати, Ветхий Завет Новому, при этом, не принижая значения каждой части Священного Писания. Закон справедливо назван водителем к Благодати, и предшествующим к ее получению.

Закон называется рабом, то есть служителем, средством, исполняя который Благодати возможно сподобиться.

В своей речи митрополит Иларион напоминает, что в христианской вере нет мелочей и «лишнего», но есть иерархия ценностей и приоритетов.

Благодатью митрополит Иларион называет также Сына Божия, посланного в мир, связанный Законом.

Пожалуй, пасхальное состояние мира, радости и света как нельзя лучше отражает буквально физическое понимание слова «благодать».

Киевский митрополит, сообразуясь с духом эпохи, искал понятный образ, «якорил» сознание слушавших его в храме прихожан (людей, по большей части грамотных – как следует из его деликатного замечания о вреде излишних слов).

Святитель Иларион, митрополит Киевский и всея Руси

Святитель Иларион, митрополит Киевский и всея Руси

Пасхальная Благодать

Никакое слово не найдет понимая у христианина глубже, чем состояние его сердца, исполненного пасхальным восторгом. Мы были как бы «под законом» весь Великий пост: нужно потрудиться в трудах над садом своей души. А с первым криком «Христос воскресе!» – и даже раньше, в Великую Субботу, на схождении Благодатного Огня – оковы с души спадают, тело наполняется радостью.

Наша мысль приходит в восторженный трепет, мы можем только дрожать от одной мысли – о том, что жестоко убитый Человек встал из Гроба целым и невредимым. И вселил в нас бесконечную надежду на продолжение жизни в вечности.

Средневековое сознание привыкло искать понятный и выразимый образ даже для самого отвлеченного, и, казалось бы, невыразимого. Древнерусские миниатюристы и иконописцы изображали, например, душу Марии в композиции Успения в виде спеленатого ребенка, ад — в виде морского чудовища, реку Иордан — в виде старца. Именно поэтому владыка Иларион сравнивает Закон с рабыней Агарью, а Благодать со свободной Саррой. Но вместе с тем митрополит «ловит момент», когда Небо становится к земле несравнимо ближе – на Святую Пасху.

Миниатюра из Евангелия императора Никифора II Фоки. XI в.

Его речь напоминает нам, современникам, как важны церковные правила в деле спасения души. Митрополит аккуратно напоминает нам, что в Церкви все не случайно, богослужения, обряды, внешние формы и действия – глубоко символичны, наполнены смыслом и служат инструментами в деле спасения души человека.

Вместе с тем, Иларион очень верно сравнивает Закон лишь с рабом, задача которого – служить делу получения человеком Благодати, восстановлению утраченной связи с Богом.

И здесь плоды духа выходят на первое место, как и положено. Свобода от греха – вот цель. Митрополит Иларион предостерегает нас быть «законниками», предавшими на крестную смерть Христа.

«Иудеи тенью и Законом оправдывались, но не спасались, христиане же Истиною и Благодатью не оправдываются, а спасаются» – напоминает нам владыка.

Пасхальная Благодать, сошедшая на землю в эти святые дни всем нам служит напоминанием о том, как это – быть с Богом в Его любви и радости.

«Я с вами во все дни до скончания века» (Мф. 28:19) – слова Спасителя в Светлую седмицу ощущаются кожей.

«Москва – Третий Рим»

Корни популярной среди политической элиты России идеи «Москва – Третий Рим», уходят глубже, чем в XV век. Митрополит Иларион, вспоминая слова Христа перед вознесением, говорит о «вине» Нового Завета и «мехах» – народах языческих, которые должны это учение воспринять.

Истина отныне доступна всем нациям, нет более богоизбранных, а есть равенство перед Богом. Благодать теперь доступна всему населению планеты, вопрос выбора – креститься во Христа или же нет. С момента крещения Русь проходит чуть более полувека. Но митрополит Иларион потрясает своим мудрым, взвешенным рассуждением. Без перекосов – вот самое лучше название для его тезисов о русском народе.

Говоря о равноправии наций, владыка не забывает сохранять национальную самобытность. Будучи благодарным грекам как просветителям, митрополит в то же время подчеркивает, что выбор веры святым князем Владимиром – исключительно свободный позыв его сердца.

«Слово о Законе и Благодати» можно назвать и манифестом независимости. Иларион стал первым русским по происхождению архиереем, занявшим митрополичью кафедру в Киеве. Владыка воздает дань памяти не только Владимиру-крестителю, но и помнит о его предках-язычниках, Игоре и Святославе, слава о которых гремит далеко за пределами Руси.

В речи митрополита сливает религиозное и национальное, но происходит это в органичном, оптимистичном и добром синтезе. Иларион напоминает нам, современникам о необходимости помнить своих предков, брать с них пример, хранить и приумножать их добытое кровью и потом наследие.

Можно сказать, что «Третий Рим» у киевского митрополита проявляется не в теории «государство-храм», как оплот, крепость истины, держащей оборону против сил тьмы. Нет. Владыка Иларион подчеркивает, что

теперь Истина доступна всем народам, Русь не преемница Византии и не ее колония, но равная с ней подданная Престола Божия.

И эта идея «суверенитета истины» проявится позже в словах Ивана Грозного «Греки нам не Евангелие». При этом независимость митрополит Иларион не называет и противостоянием. Он настаивает на подлинной духовной свободе каждого народа при их равенстве.

Мысль митрополита Илариона о месте русского народа в мире не имеет перекосов. Русский народ – самодостаточен и самобытен, но равен со всеми прочими народами. Его вера – во Христа распятого, которой Он просветил русских людей. Подлинная свобода.

Примечательно, что в «Слове» слились, пожалуй, важнейшие смыслы: вера и место народа в мировой истории. Митрополит Иларион восторжен, он воодушевлен светлой мыслью о возможности спасения всего крещеного человечества.

Величественные храмы будущей империи, церковные росписи – как полотна микрокосмоса, торжественные речи в стиле Златоуста – этим оптимизмом пропитано «Слово о Законе и Благодати». Митрополит Иларион радовался и за все благодарил Бога, не ждал от мира вокруг него худого, всех призывал уповать на Господа и быть верным ему. Владыка не боялся – а только веровал, предрекая своему народу великое будущее.

Человек широкой души – это про русского митрополита Илариона. Того самого, который приняв Христа всем сердцем, 1000 лет назад специально для нас сегодняшних написавшего свое «Слово».

Радоваться и чаять жизни будущего века как неотвратимого события нашего христианского бытия. С пасхальным восторгом устами и сердцем возглашать с трепетной надеждой «Христос воскресе!».

Владимир Басенков

13 апреля 2018 г.

 

Источник: https://media.elitsy.ru/otvety/zakon-i-blagodat-slovo-o-zakone-i-blagod…

15.10.2023
Войдите с почтой, через ВК или зарегистрируйтесь для комментирования.