Священник Серафим Уинг: "Как мы пережили ковид: опыт американской общины"

С отцом Серафимом Уингом читатели уже знакомы по одному из наших интервью. Сегодня мы предлагаем вашему вниманию беседу со священником из маленького американского городка Эдинборо о том, как их приход пережил весенний карантин, связанный с пандемией COVID-19, как изменилась жизнь община и какие уроки вынес приход из этой непростой истории.

- Отец Серафим, для начала, прежде чем погрузить читателя в глубины этой захватывающей истории, коротко опишите приход святителя Николы в Эдинборо.

- Община очень маленькая. 20-25 человек. Мы единоверцы, наш приход под омофором Московской Патриархии. А я, как священник, нахожусь под омофором Русской Православной Церкви Зарубежом. Приход в честь святителя Николы существует более 100 лет. Ранее храм не был единоверческим, но когда я был поставлен в священники, мы начали служить по-старому чину с благословения священноначалия, что и ныне соблюдаем.

Наш храм находится на окраине Эдинборо, город довольно маленький. Там есть университет. В общем, уютный город. Приход – в шести милях от города. То есть мы фактически в лесах. Наш приход некоторые так и называют – Никола в лесах. Вокруг нас фермы и очень тихо. Соседи, конечно, есть (очень добрые люди), но не так много, как если бы мы находились в самом городе.

- Вспомните, как все началось. Вот сидите Вы дома в феврале или марте, и тут – бах – объявили карантин?

- Это случилось в марте, может быть, числа десятого. Объявили карантин. И начали думать, что делать. Но у нас не такой карантин, что мы не могли выйти из дома. Мы могли выходить за продуктами, на прогулку. Большинство церквей в нашем округе закрылись. Кажется, наша община была единственной из православных, которая на этот период не закрылась. В том смысле, что были приходы, которые служили при закрытых дверях, а мы нет, у нас был доступ в храм. Должен был быть соблюден баланс между государственными рекомендациями и церковным преданием. Штат рекомендовал служить не более 10 человек, и у нас было такое (при всей нашей небольшой численности), что некоторые прихожане стояли на улице во время службы, хотя и было немного холодно. В таком режиме мы служили весь пост и всю Страстную седмицу.

Пасху уже служили без этих ограничений. Людей было немного. Но! Как нам приезжали прихожане православных храмов из других населенных пунктов, где церкви были закрыты. Например, приезжали из Питтсбурга (два часа езды), или Кливленда (час-полтора езды). На Пасху был крестный ход, три раза обошли вокруг храма, никаких проблем.

С начала карантина была директива от Патриарха Кирилла, которая говорила, какие санитарные меры соблюдать приходу. И если нужно было обмакивать лжицу – надо это делать. Но я прямо говорил прихожанам на службе (в первое воскресенье после появления этой директивы): со страхом Божиим и верою приступите. Я поставил Дары на престол и начал беседу. Вот, братья и сестры, директива от нашего Патриарха. И я готов это исполнить. Но был разговор с участием прихожан (а они у нас, надо сказать, очень активные и ответственные): отче, вы с ума сошли? Люди так сказали: мы здесь потому, что вы нас причащаете согласно древних норм и правил. Мы коллегиально решили, что я буду причащать каждого прихожанина с одной и той же лжицы, три раза, как и принято у единоверцев. И никаких споров не было. Слава Богу, что мы друг друга поняли. И с тех пор к нам приезжают и с других мест, потому что причащение у нас регулярное и никаких изменений не произошло.

- Какие-то разногласия по ходу карантина между Вами и прихожанами возникали?

- Между мной и прихожанами разногласий не было. Есть пожилые прихожане, которые боялись из дома выйти. И их я причащаю у них дома. Они редко были в храме весной, но сейчас начали возвращаться. Но есть и те, кто не пропускал служб. Уже после Пасхи штат разрешили нам пребывание в храме 25 человек. Пожилые, правда, оставались дома, но это всего три человека, а в основном у нас молодые прихожане, да дети.

Даже те, кто приехал из Кливленда и Питтсбурга, они до сих пор приезжают к нам на службу, хотя в их городах и открылись приходы после карантина.

- Ну, теперь, наверное, главный вопрос: как община пережила пандемию? Лайфхак от отца Серафима.

- Надо быть верным канонам, преданию и традиции Православной Церкви. В нашем приходе за время карантина появились люди, приезжающие из других городов, из других православных общин только потому, что процесс причащения в нашем храме не претерпел никаких изменений. Мы прикладываемся к иконам, к кресту. Мой совет: надо сохранять то, что у нас есть. Если мы не сохраняем это, будет очень трудно объяснить прихожанам, почему мы вносим эти изменения. Это же нам предстоит ответить на Страшном Суде, почему мы вводили изменения в богослужение и практике причастия.

Мы видели, что в крупных приходах вводились изменения в причащении. Но у нас это не было принято. Есть приходы, где причащают с использованием пластиковых ложек. Верят ли эти люди, что у них в руках Истинные Кровь и Тело Христа? Я не уверен. Истинные Тело и Кровь Христа – это как огонь для очищения наших души и тела. Инфекции через причащения не может быть! И об этом говорили мне мои прихожане, но не я. Я готов был обмакивать лжицу в спирт, согласно предписаниям, хотя и не хотелось этого делать. Но, слава Богу, что мы все были единодушны в этом вопросе. И мы дожили до нынешнего времени, и сейчас все нормально. Даже количество прихожан выросло за время пандемии.

- Сейчас ограничения сняты?

- Не совсем. Мы можем собраться в церкви, но держим дистанцию. Но во время причастия мы все стоим в очереди, как обычно. Я даже не слышал, что сейчас действуют ограничения на деятельность храмов, хотя все еще есть церкви (у инославных), которые закрыты. Все православные приходы сейчас открыты, и у беспоповцев службы идут.

- Какие изменения внес COVID-19 в жизнь прихода?

- Для наших прихожан, которые не смогли приезжать в храм во время карантина, я посылал через e-mail последование вечерни по субботам и праздникам, что бы они могли бы молится дома. Запивку после причащения мы используем из маленьких бумажных стаканчиков. Мы их сжигаем после службы. Наверное, это единственное, что изменилось. До мая 2020, в марте, апреле и до праздника Николы Летнего у нас не было трапезы. А на праздник перенесения мощей мы открыли трапезную и собираемся каждое воскресенье после службы. Собирается 25 человек или больше. Если большой праздник выпадает на будний день, то, конечно, людей собирается меньше.

- У Вас перед глазами, наверняка, был и опыт других приходов. Я знаю, что в рядом есть храмы Православной Церкви Америки, братский приход единоверцев в Эри, греки, сербы, антиохийцы… Как они сохраняли общины, приходскую жизнь, перенимали ли опыт у Вас, и, главное, какими вышли из пандемии соседи?

- Я точно не знаю, что делали другие приходы в период карантина. Думаю, что православные церкви в Америке были совсем закрыты с марта и до Пасхи (и даже после), никаких служб не было, не служились литургии. Мне так кажется, всех подробностей не знаю. Поэтому, я думаю, люди и приходили к нам – мы ведь не закрывались совсем. Но мы имели некоторые опасения, потому что слышали, будто в некоторые храмы приходили полицейские. Слава Богу, что мы с этим не столкнулись, хотя и служили с открытыми дверями. Ощущение было, что служим как в катакомбах. Но все-таки, мы служили и молились, двигались вперед, как и всегда.

- По ощущениям: в США и, в частности, в Эдинборо, ожидается новый карантин, мотивированный ростом заболевших?

- В Эри, в нашем округе, в этой части штата, заболевших вообще было очень мало. Я не ожидаю более карантина. Всего лишь 50 человек умерло за период карантина в нашем округе, и неизвестно, смерти это вследствие осложнений от COVID-19 или других болезней. Метод, который государство здесь использовало для подсчета статистики, очень сложное. Они сами спорили, как считать смертность от коронавируса. Я могу сказать, что среди моих прихожан никто не болел это болезнью. И слава Богу.

- Было ли у Вас в период пандемии (хотя бы на короткое время) чувство растерянности, уныния, безысходности? А у прихожан?

- Мы вообще не падали духом! Я – священник, надо служить Богу, сохранять Его Церковь. Мы старались жить и дома, и в храме, как обычно, как раньше. Ради наших прихожан. Чтобы прихожане могли приходить и как раньше в храм, молиться, исповедоваться и причащаться. А то, что происходит в миру, не должно на нас влиять. Духовную жизнь мы старались сохранить. Чувствуется, что мы в Церкви, а не в миру. То, что говорит масс-медиа по поводу карантина и так далее – просто дикость! Иногда и правительство штата своей позицией удивляет. Так что в стенах нашего храма все было нормально, спокойно, духовно. Без какого-то страха и уныния.

- Какие слова Священного Писания или святых отцов помогали держаться и не падать духом?

- «Не бойся, малое стадо» (Лк. 12:32). Наш приход маленький, и эти слова часто повторяются среди наших прихожан. Хотя это и трудновато, мы стараемся всегда двигаться вперед в духовной и светской жизни.

 

Беседовал Владимир Басенков

Опубликовано 1 января 2021
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.
Яндекс.Метрика