Аввакум и Никон

Люди своего времени, жесткие и непримиримые, убежденные не просто в собственной правоте – но в Божьем Промысле о собственной исключительной миссии, они были соседями, друзьями и врагами. В числе тысяч имен история сохранила их на пьедестале памяти. В номинации «Человек столетия» они оба могли бы претендовать на справедливо разделенное первое место в XVII веке.

 

 

Становление

Оба героя нашей статьи и всей русской истории XVII века появились на свет на территории современной Нижегородской области. Расстояние между родными деревнями Аввакума и Никона – Григорово и Вельдеманово – всего 14 километров.

Мальчик по имени Аввакум появился на свет 5 декабря 1620 года в семье священника Петра Кондратьева. Как сам позже описывал в автобиографии протопоп, отец его был склонен к злоупотреблению алкоголем, мама же вела благочестивый образ жизни, много молилась и соблюдала посты. В детстве Аввакум становится свидетелем гибели соседской скотины. Тогда он впервые задумывается о смысле жизни и о смерти, которой никто не сможет избежать. На фоне внешнего благочестия (папа – священник, мама – ревностная христианка), Аввакум ставит перед собой с малых лет вопросы человеческого бытия. Этот момент в житии подчеркивает осознанность веры в Бога и последующие страдания, на которые священник осознанно шел в будущем. В 15 лет Аввакум остается без отца, а уже через два года находит себе спутницу жизни, Анастасию, образ которой заслуживает отдельного внимания и, возможно, еще войдет в пантеон русских женщин-героинь.

Особенности церковной жизни и священнического служения были известны молодому сыну покойного батюшки, и вскоре Аввакум принимает сан пастыря. Свое служение он начинает в селе Лопатицы.

Будущий патриарх родился на 15 лет раньше оппонента. Крестили его с именем Никита. Мать мальчика рано умерла, а с мачехой его отношения не сложились. По его собственному свидетельству, женщина избивала Никиту и морила голодом. Несмотря на сложности в семье, отрок совершенствовался в изучении Библии и грамоты. Для этого Никита отправляется в Макариев-Желтоводский монастырь и живет на колокольне. 8 лет пребывания в обители не прошли даром: женившись, Никита становится священником. Первым местом служения будущего патриарха оказывается Первопрестольная.

В сане

После смерти детей отец Никита принимает решение о монашестве. Священник уговаривает жену поступить так же, а сам отправляется в Соловецкий монастырь. Никита Минин принимает постриг от преподобного Елеазара Анзерского с именем Никон. За деятельный нрав новый насельник обители получает от святого послушание на совершение богослужений и заведование хозяйственной деятельностью. Конфликт со святым Елеазаром вынуждает Никона уйти в Кожезерский монастырь в Архангельской области. Там беглый монах успешно продвигается по церковной лестнице и вскоре становится игуменом обители.

По традиции игумен Никон обязан был прибыть на представление царю в Москву. В ту пору страной правил Алексей Михайлович из рода Романовых. Никон сумел произвести на царя впечатление. Это послужило точкой нового взлета: настоятель далекого северного монастыря по распоряжению монарха возводится патриархом Иосифом в сан архимандрита Новоспасского монастыря в Москве.

Какой жизнью жил в тот период священник Аввакум? Ему достался деревенский приход в Нижегородской области, на котором он принялся за активное пастырское служение. Аввакум был приверженцем строгого исполнения богослужебных предписаний и нравственного закона. В его житии не раз мелькали строки о недовольстве части паствы долгими службами и яростными обличениями. Нашему современнику Аввакум в подобном контексте может показаться злобным фанатиком, на деле же он лишь был человеком, которого требовала эпоха. Описания священника и других авторов XVII века лишь подтверждали упадок нравов российского общества. Аввакум стремился к исполнению возложенного на него бремени пастырства, но не более.

Однажды молодому священнику пришлось заступаться за девушку, которую местный воевода отнял у вдовы. Что позволил себе государев муж? Использование служебных полномочий в личных целях? Зачем ему потребовалась молодая красавица? Приходящие на ум ответы заставляют лишь грустно помолчать. Единственным, кто нашел в себе смелость попытаться помешать беззаконию, был отец Аввакум. За это он был избит воеводой и стрельцами, а дом священника, в котором батюшка пытался спрятаться, брали буквально штурмом с использованием огнестрельного оружия. Но девушку воевода отпустил.

Однажды на исповедь к отцу Аввакуму пришла девушка. Исповедовалась она в грехе блуда. Надо сказать, что исповедь в древнерусской традиции отличалась от современной. Совершалась она зачастую частным порядком, тет-а-тет, без спешки и давления со стороны выстроившейся к аналою очереди. Обычно исповедоваться приходили в заранее оговоренное время, в будний день или вечер. Услышанное от исповедницы разожгло страсти в самом Аввакуме. Чтобы сбить бушующий внутри огонь, священник держал руку над огнем лампады, получил ожог, но избавился от наваждения.

Аввакум был любим простыми людьми за доброту и несгибаемость в религиозных убеждениях. А вот среди воевод и бояр популярностью «огненный протопоп» не пользовался. Вернее, пользовался – такой, что вынужден был бежать в Юрьев-Повольский. Но и оттуда, после массового нападения местной «богемы», ища защиты и поддержки, отец Аввакум направился в Москву. Священник верил, что в столице он найдет духовных, образованных, грамотных людей, которые, как и он, всерьез заботились о нравственном состоянии русского народа.

Боголюбцы

В Москве Никон с присущей ему активностью включается в неформальное движение «ревнителей благочестия». Авторитетные представители духовенства столицы и приближенные к царскому двору сановники, как и подобные им во все века, были убеждены, что живут в эпоху глубочайшего духовного кризиса собственного народа.

Еще при патриархе Филарете началась реформа по унификации богослужебных книг, названная «книжной справой». Приход христианства на Русь сопровождался активными переводами греческих текстов. Они имели незначительные расхождения, но не теряли сути содержания. Похожие лекала использовали и русские переписчики, работая с разными источниками, и, возможно, допуская ошибки и создавая разночтения. Справедливости ради стоит сказать, что отличия были минимальны: это могло касаться всего нескольких слов, их написания или элементарных опечаток и грамматических ошибок. Появление книгопечатных станков способствовало устранению подобных недочетов. Свою «справу» в XVI веке провели греки, организовав печать книжных тиражей в католической Венеции. После падения Константинополя и вступления греков во Флорентийскую унию с католиками государственные и церковные деятели Руси лишь укрепились в эсхатологических настроениях и уверенности, что теперь Москва – Третий Рим. Церковно-государственная симфония становилась не пафосным заявлением, а актом взаимной поддержки, внимания, заботы, усиления ответственности в условиях, когда Россия становилась единственным независимым православным государством. Какое могло быть доверие книгам, напечатанным на станке католиков?

Поэтому в России «справа» шла независимо, осторожно и тщательно, вне зависимости от того, что происходило у греков. Процесс этот был небыстрым и «пережил» двух патриархов: Филарета и Иоасафа I. Во времена предстоятельства Иосифа ситуация приняла более либеральный курс. Если раньше источниками для правки выступали лишь старые русские тексты, теперь на их место приходили греческие. Проблема заключалась в том, что за основу брались уже реформированные книги.

Аввакум, попав в Москву, смог сдружиться с духовником царя Алексея Михайловича Стефаном Вонифатьевым. Так в кружке ревнителей благочестия, объединенные одним делом, оказались будущие оппоненты. Никон к тому времени стал митрополитом, и уже недалеко был час его патриаршества. Паренек с нелегким детством из крестьянской семьи, испытавший бремя несправедливости, вырвался благодаря воле и упорству «наверх». Восточные патриархи, частенько бывавшие в Москве с гуманитарными миссиями по сбору средств на нужды гонимых, нищих и притесняемых греческих епархий, убеждали и царя, и патриарха в необходимости взять на себя подвиг в покровительстве над всеми православными народами. Вселенский патриарх – таковым рисовали греческие иерархи будущее Никона. При полной поддержке со стороны царя.

«Книга – сакральный предмет в жизни русского человека»

Книга – сакральный предмет в жизни русского человека. Доверить «справу» чужеземцам, людям с неизвестными внутренними установками и компромиссными религиозными убеждениями – преступление. Именно на это и пошел патриарх Никон, заменив русских монахов-справщиков на польских во главе с Арсением Греком. Последний был авантюристом, в разное время менявшим веру на католическую или мусульманскую, в зависимости от того, как того требовали обстоятельства. Аввакум, наблюдая за происходящим вместе с членами кружка ревнителей благочестия, был шокирован решениями Никона. Это было только началом.

Реформы и ссылки

Протопоп Аввакум служил в Казанском кафедральном соборе Москвы и резко выступил против нововведений. Очень быстро он оказался в подвале Андроникова монастыря. Благодаря вмешательству царя, относившемуся к протопопу с огромным уважением, Аввакума отправляют в служить в Тобольск.

А патриарх Никон продолжает реформы. Накануне Великого поста 1653 года, когда верующие люди традиционно ожидают искушений, двуперстное крестное знамение предписывается заменить троеперстным. Стоглавый Собор 1551 года прямо постулировал единственно возможную форму крестного знамения – двумя перстами. Но начавшая проявляться в Никоне грекофилия брала свое. На Московском Соборе 1654 года патриарх буквально «продавил» изменения подхода к «книжной справе»: отныне образцами для сверки становились греческие книги XVI века. Спустя два года на очередном Соборе всех знаменующихся двумя перстами… предали анафеме. Подобных прецедентов в истории Православия еще не было. Никон выгонял всех несогласных из Церкви. Проклиная. И запустил необратимый процесс раскола. Проклятия на «старые обряды» как абсолютное безумие Русская Церковь благоразумно отменила в 1971 году.

Никон стремительно отказывался от проверенного русского церковного наследия, гармонично развивавшегося на протяжении 600 лет. Греческие облачения, борьба с иконами и крестным знамением, «исправление» богослужебных книг – всё это сопутствовало деятельности крутонравного патриарха. Он был человеком, стремившимся оставить в истории свой след. Это у него получилось. Кроме реформ, Никон задумывал одну за другой грандиозные стройки монастырей. Перекраивание церковной жизни шло в ногу с желанием покрыть пространство России святыми обителями.

Протопоп Аввакум тем временем за убеждения отправился в Забайкалье с женой и детьми. Двое из его чад по дороге погибли. Семья священника шла в составе экспедиционного корпуса, который возглавлял атаман Пашков, жестокий человек. Аввакум не боялся обличать воеводу, за что часто был бит или заключен под стражу. Ссылка длинной в общей сложности более 10 лет была пыткой, но она не сломила протопопа. Он был искренен в своих действиях и лишь проповедовал Христа, обличая беззакония. И держался Предания, как завещал апостол Павел. Когда в 1663 году протопоп Аввакум возвращается в Москву как победитель, многое в жизни Церкви и России уже не выглядит прежним.

Взлет и падение

Алексей Михайлович был дружен с патриархом Никоном, шел ему на уступки, называл другом, великим государем, позволил управлять страной во время своего отсутствия в столице. Никон, отличавшийся грубостью и непримиримостью, быстро нажил врагов среди московских бояр. Это сыграло не последнюю роль в его дальнейшей судьбе.

Отношения с царем постепенно ухудшались, и в 1658 году Никон просто уехал из Москвы. Патриарх обосновался в одном из построенных им монастыре. Но демонстративное поведение привело не к укреплению позиций, а к раздражению царя. В 1666 году на Большом Московском Соборе с участием Александрийского и Антиохийского патриархов Никон был лишен патриаршеского и вообще священнического сана и сослан в Ферапонтов Белозерский монастырь на территорию нынешней Вологодской области.

На соборе осудили и расстригли протопопа Аввакума. К тому времени у непримиримого священника было в достатке покровителей и почитателей. Аввакум был духовником боярыни Морозовой, близкой к царскому двору особы. Уважение в народе к священнику, который ни дня жизни не прожил в неге комфорта, а лишь служил, проповедовал и страдал в самом буквальном смысле за религиозные убеждения, только росло. Ссылка в Пустозерск, где Аввакум проведет последние 15 лет жизни и будет казнен, стала лишь логичной страницей в его непростой, но яркой жизни.

Никон скончался в 1681 году, за год до сожжения протопопа Аввакума в срубе. Расстриженный патриарх возвращался в Новоиерусалимский монастырь.

Вместо заключения

Истории жизни протопопа Аввакума и патриарха Никона настолько сложны, связаны, противопоставлены и вплетены в драматические события в Русской Церкви XVII века, что породили не один серьезнейший труд с исследованием биографий и характеров обоих героев. До сих пор не утихают споры вокруг личностей этих персон. К сожалению, этот факт лишь свидетельствует о неизжитой трагедии раскола. Исследователи склонны констатировать, что «реформы» в том виде, в каком они проходили, были абсолютно не нужны. Неспешная «книжная справа», которой в России занимались со времен Стоглавого собора, в какой-то момент превратилась в авторитарное перекраивание всей церковной жизни. Почему именно патриарх Никон как предстоятель Церкви стал проводником этих губительных изменений – неизвестно. И как судьба вынесла на острие протеста против разрушительных «реформ» самого обычного священника из нижегородской глубинки – также остается загадкой.

Русская Церковь несколько столетий оправлялась от раны раскола, наконец признав решения Никона и проходивших при нем соборов ошибочными. Старообрядцы имеют возможность воссоединиться с Церковью на правах Единоверия, что происходило накануне революции и медленно, но происходит сегодня. На фоне событий вокруг раскола, учиненного Константинополем в мировом Православии, фигуры Аввакума и Никона вновь выплывают на арену исторической памяти. «Греки нам не Евангелие», – говорил царь Иоанн Грозный. Увы, патриарх Никон, при бесспорных талантах и дарах, широкой деятельности на благо Церкви, поддался влиянию извне. Простой русский поп Аввакум – явил верность Преданию.

Владимир Басенков

27 декабря 2018 г.

 

Источник: https://pravoslavie.fm/articles/avvakum-i-nikon/

Опубликовано 5 января 2019
Яндекс.Метрика